08.12.2022

Турецкий гибрид. Вестник РусГидро, выпуск № 11, ноябрь 2022

Плотина Деринер считается одной из величайших дамб мира. Она названа в честь разработчика проекта, инженера Ибрагима Деринера, который не дожил до завершения строительства.



Турция в десятке стран мира по производству электроэнергии. Как поддерживают развитие отрасли в стране?

Освоение водных ресурсов в Турции считается одной из важнейших задач государства и происходит в рамках пятилетних планов. За разработку, строительство и эксплуатацию как ГЭС, так и мелиоративных плотин отвечает правительственное агентство «Государственные гидротехнические сооружения» (Devlet Su Işleri), сокращенно DSI — эту аббревиатуру можно увидеть практически на всех крупных ГТС страны. Из 135 важнейших ГЭС Турции непосредственно под управлением DSI находятся 53 общей установленной мощностью 10,2 ГВт, что составляет порядка трети от мощности всей гидроэнергетики.


ГЭС имени Ататюрка — крупнейшая в Турции. Ее мощность 2400 МВт, а высота плотины — 169 метров.

ЦИФРЫ: 
Гидроэнергетика Турции — это:
735 ГЭС (по данным 2021 года) 
31,4 ГВт суммарная установленная мощность ГЭС, что составляет 32% от всей энергетики страны
34 ГВт может достичь суммарная мощность ГЭС в 2023 году (по данным МЭА)

Геология и геополитика

Реки в Турции преимущественно небольшие, горные, сильно мелеющие в летний сезон, протекающие в основном по узким ущельям и долинам, но это не касается юго-восточной части страны. Как раз здесь и был реализован первый крупный государственный план освоения гидроресурсов — проект «Юго-Восточная Анатолия», включавший создание каскада ГЭС в бассейнах Тигра и Евфрата. Главной причиной его появления стал нефтяной кризис 1973 года. Себестоимость энергии ТЭС, работавших ранее на дешевой нефти из соседних стран, резко поднялась. Помимо этого, созданные водохранилища ГЭС предполагалось использовать и для орошения земель, и для коммерческого рыбоводства и рыболовства.

Однако в планы энергетиков вмешалась политика: юго-восточные провинции Турции населены преимущественно курдами, и они восприняли предстоявшее затопление плодородных территорий в долинах рек как попытку вытеснить их из родных мест. Резко возражали против постройки плотин и соседние страны — Сирия и Ирак, считавшие, что Турция «отбирает» у них воду. Вопрос пропуска воды по Тигру и Евфрату до сих пор остается крайне острым, особенно в засушливые годы. Все эти проблемы привели к тому, что полномасштабная реализация проекта несколько раз откладывалась, планы пересматривались, а в начале
1990-х из-за нападений курдов даже пришлось прекратить работы на ряде объектов.

Тем не менее в 1987 году в рамках этого проекта на реке Евфрат была пущена ГЭС Каракая (1800 МВт). Через 5 лет, в 1992-м, на Евфрате заработала еще более мощная и остающаяся до сих пор крупнейшей в Турции ГЭС имени Ататюрка (2400 МВт). В общей сложности по проекту должно быть построено 19 ГЭС общей мощностью 7476 МВт. Третья по величине станция проекта — ГЭС Илису на реке Тигр мощностью 1200 МВт — была введена в эксплуатацию в 2018–2019 годах.


Возведение плотины Юсуфели завершено в 2021 году, но водохранилище пока не заполнено. Стоимость строительства гидроузла оценивается в 270 млн долларов.

Местный колорит

Одна из особенностей турецкой гидроэнергетики — строительство высоких плотин, что продиктовано горным рельефом. Всего на сегодняшний день в Турции построено пять плотин высотой свыше 200 м.

Еще одна особенность — климатическая: уровень рек гораздо сильнее зависит от дождей, чем от таяния снега, при этом засушливые периоды могут резко прерываться сильными ливнями. В результате уровень воды в горных реках быстро поднимается. Каскады плотин выполняют еще и противопаводковые функции, позволяя регулировать сток и равномерно расходовать воду как на генерацию, так и на сельскохозяйственные нужды. В случае затяжных сухих периодов выработка энергии на ГЭС падает: так, из-за сильной засухи, начавшейся с последнего квартала 2020 года, в январе — июле 2021 года все ГЭС страны выработали 37,9 ТВт·ч, тогда как за тот же период годом ранее — 53,8 ТВт·ч.


Плотина Илису на реке Тигр образовала второе по величине водохранилище в Турции.

Кто финансирует

Хотя развитие гидроэнергетики в Турции происходит по государственным планам и программам, финансирование строительства новых ГЭС идет как из бюджета, так и из частных источников. При этом внешние заимствования могут ограничиваться по политическим причинам. Например, при строительстве ГЭС Илису в 2008 году европейские банки прекратили финансирование из-за акций протеста активистов и экологов. На возможности внешних заимствований сказались и противоречия с арабскими странами из-за регулирования вод Тигра. В итоге основное финансирование было обеспечено внутренним инвестором, компанией Kalehan Energy Group, с привлечением государственных средств.

Возврат средств частных инвесторов, кредитующих развитие генерации с использованием ВИЭ, обеспечивает финансовый механизм YEKDEM. Для ветровой и гидрогенерации были установлены единые вмененные потребителю, или feed-in, тарифы (механизм, который применяется для стимулирования инвестиций в низкоуглеродную генерацию; предполагает заключение долгосрочного контракта и надбавку к рыночной цене электричества для окупаемости), введены налоговые и таможенные льготы. Например, feed-in-тариф был установлен на одном уровне для ветровой и гидрогенерации в размере 0,073 долл/кВт·ч на срок 10 лет*. При этом победители конкурсов по продаже энергии по feed-in-тарифу, обязаны участвовать в развитии регионов, где расположены электростанции: создавать рабочие места, привлекать местный бизнес к участию в проектах, развивать не только энергетику, но и промышленное производство.

В 2016 году подход к поддержке ВИЭ в Турции изменился: государство установило re-зоны (от слова renewable — возобновляемый), в отношении каждой из которых на основе потенциала конкретного вида ВИЭ и ограничений магистральной сетевой инфраструктуры были определены планы по покупке возобновляемой энергии. Участники отборов конкурируют за продажу энергии по feed-in-тарифам, которые отличаются для каждой зоны, в течение фиксированного периода времени.

Хотя официально в Турции нет разделения энергетики на «большую» и «малую», в 2011–2020 годах действовала государственная программа поддержки строительства ГЭС мощностью до 10 МВт. Кроме тарифной регуляции и налоговых льгот было упрощено получение земельных участков для строительства. В результате с 2010 по 2019 годы общий прирост установленной мощности малых ГЭС составил 2,7 ГВт, причем при продолжении программы к 2030 году прогнозируется рост «малой гидроэнергетики» еще на 1 ГВт.


* По данным Turkey Energy Policy Review 2021, подготовленного Международным энергетическим агентством.


Кстати:

Нижний Калекёй (Aşağı Kaleköy) — «гибридная ГЭС»



Непредсказуемость гидрологического режима рек заставляет турецких энергетиков обращать внимание на использование других возобновляемых источников энергии в сочетании с гидрогенерацией. Так, например, чуть ниже по течению ГЭС Нижний Калекёй (500 МВт) расположена солнечная электростанция мощностью 80 МВт, при этом на ГЭС предусмотрен отдельный гидроагрегат мощностью 32 МВт. Такое сочетание обеспечивает стабильную выработку энергии и в засушливые периоды, и в дождливые — когда подключается ГА для компенсации снизившейся выработки СЭС из-за пасмурной погоды. Созданию такой «гибридной ГЭС», как ее назвали турецкие журналисты, способствовали сложившиеся в стране механизмы поддержки развития энергетики с использованием ВИЭ — ее увеличение считается одной из важных задач в этой отрасли.

https://www.vestnik-rushydro.ru/articles/11-noyabr-2022/v-mire/turetskiy-gibrid/



×
Вход на сайт